ПЕРВЫЙ ЯЛТИНСКИЙ - САЙТ ОБ ОТДЫХЕ В ЯЛТЕ

ПЕРВЫЙ ЯЛТИНСКИЙ
КУРОРТ ЯЛТА
ОТДЫХ И ЛЕЧЕНИЕ В ЯЛТЕ
ГОСТИНИЦЫ ЯЛТЫ
САНАТОРИИ ЯЛТЫ
ЧАСТНЫЙ СЕКТОР ЯЛТЫ
БОЛЬШАЯ ЯЛТА
КЛИМАТ ЯЛТЫ И ЮБК
ПРИРОДА ЯЛТЫ
ИСТОРИЯ ЯЛТЫ
ФОТО БОЛЬШОЙ ЯЛТЫ
МУЗЕИ ЯЛТЫ
НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В ЯЛТЕ
ВИНОДЕЛИЕ В БОЛЬШОЙ ЯЛТЕ
КОНТАКТЫ
САЙТЫ О КРЫМЕ

  Телефон для бронирования отелей +7 978 860 41 73 МТС (Крым)    ICQ: 575819584    е-mail: simeiz_07@mail.ru


ИСТОРИЯ ГУРЗУФА - КУРОРТ ГУРЗУФ И ЕГО ПЕРВЫЙ ВЛАДЕЛЕЦ - ПЕТР ИОНОВИЧ ГУБОНИН

Герцог Арман де Ришелье – первый владелец имения в Гурзуфе
Курорт Гурзуф и его первый владелец - Петр Ионович Губонин
Гурзуф в 1894-1904 годах
Курорт Гурзуф в 1900-1915 годах
Деревня Гурзуф в 1900-1915 годах
Курорт Гурзуф и его последний владелец (1916-1917 годы)
Гурзуф в 1917 – 1920-е годы
Поселок Гурзуф в 20-е годы ХХ века – начале ХХI века

Курорт Гурзуф и его первый владелец - Петр Ионович Губонин
Прежде чем мы начнем наше знакомство с новым владельцем имения Гурзуф, вспомним, какие перемены произошли в целом в России и Крыму к 1881 году. Прошло 20 лет со времен крестьянской и других реформ эпохи императора Александра II Освободителя. Поражение в Крымской войне 1853—1856 годов дало толчок к этим реформам. «Уничтожение крепостного права и последовавшие затем реформы способствовали не только культурному развитию, но и быстрому эко¬номическому росту страны». Русское правительство особое внимание уделяло развитию железных дорог. «В начале царствования Александра II (1855 г.) длина железных дорог в России составляла немного более одной тысячи км, к кон¬цу 1880 г. — немного менее 23 тыс. тем». Пост¬ройка сети железных дорог была главным средством поднять экономику. «Не имея возможно¬сти строить дороги казенными средствами, правительство привлекало к этому делу на очень льготных условиях частных лиц и иностранные капиталы». Тем самым проблема увеличения сети дорог в 20 тысяч верст была очень быстро реше¬на. В Институте инженеров путей сообщения императора Александра I в эти годы был увеличен набор студентов и их выпуск: 1813 г. — 4 чел., 1862 г. - 26 чел., 1875 и 1876 гг. - 109 и 123 выпускника соответственно. Для поддержания не¬состоятельных (не имущих) воспитанников люди состоятельные, имеющие прямое отношение к строительству железных дорог, учреждали имен¬ные стипендии из собственных капиталов.
Строительство сети железных дорог имело для Крыма не просто большое значение, а круто изменило его суть — Южный берег из места отдыха в частных имениях (при их сохранении) становится Русской Ривьерой — местом массового отдыха и лечения.
В 60—70-х годах XIX века в России возникают один за другим Акционерные железнодорожные общества. Благодаря этому был быстро решен железнодорожный вопрос; позднее, в 90-е годы, казна выкупила почти все эти частные дороги. Одним из активных учредителей ряда железнодорожных обществ был Петр Ионович Губонин. Уже 1 октября 1964 года за труды по сооружению Московско-Рязанской железной дороги он был «Всемилостивейшее пожалован золотой медалью с надписью «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте». В этом же году Губонин получил подряд на «постройку каменных мостов на Московско-Курской железной дороге».
По окончании строительства этой дороги в 1867 году Губонин награжден «Орденом Св. Станислава 3 степени». Через 2 года новая награда — «За труды по сооружению Орловско-Витебской железной дороги согласно удостоению Комитета гг. Министров Всемилостивейшее пожалован Орденом Св. Анны 3-й степени».
Участвует Губонин и в строительстве «Грязе-Царицынской (1871)» железной дороги. За строительство Грязе-Борисоглебской железной дороги (Тамбовская губерния) «Городское общество купцов и мещан г. Борисоглебска предоставило Московскому 1 гильдии купцу Петру Ионовичу Губонину звание Почетного гражданина г. Борисоглебска» в 1869 году, а в 1871 г. «Приговором Царицынского городского общества. Коммерции Советник Петр Ионович Губонин — Почетный гражданин г. Царицына».
В этот период П. И. Губонин знакомится с «состоящим по Министерству путей сообшени (МПС) и в Обществе Уральской горно¬заводской дороги, главным инженером сей дороги ... Виктором Федоровичем Голубевым». Знакомство это имело для обоих далеко идущие последствия. Но прежде познакомимся с П. Губониным и его семьей поближе.
Родился Петр Губонин в 1825 году в Московской губернии, деревне Борисово (Борисовой) Коломенского уезда. Происходил он «из крепостных крестьян помещика Л. Г. Бибикова». От отца Петр с братом Григорием унаследовали «две каменоломни: в с. Лыткарино Броницкого уезда и с. Котельники Московского уезда». Многие помещики в Нечерноземье отпускали своих крепостных на заработки и получали от них денежный оброк. Самые предприимчивые крестьяне открывали свои промыслы. Такими были Губонины. Интересный факт: еще будучи крепостным, Петр Губонин «8 ноября 1856 года за труды по возобновнию Большого театра в Москве Всемилостивейшее награжден Серебрянною (так в документе) медалью с надписью «За усердие» для ношения в петлице на Аннинской ленте. Эта награда от Государя — первая по рангу и первая у П. И. Губонина. Подрядные работы в 40—50-х годах дали ему возможность составить приличный капитал, и он «в 1858 году получил от помещика вольную». Петр Губонин выкупил и свою семью — «жену Марину Севастьяновну и сына Сергея». Сергей Губонин родился в 1851 году, а после отмены крепостного права в 1861 (2) году родился и младший сын — Николай.
Вот и пришло время вспоминать нам Дмитрия Гавриловича Бибикова — киевского генерал-губернатора времени И. И. Фундуклея — гражданского губернатора. В 1852—1855 годах Д. Г. Бибиков — Министр внутренних дел. Он из тех государственных чиновников, которые понимали необходимость освобождения крестьян. Он — участник войн 1812—1814 годов, на Бородинском поле лишился левой руки. После 1819 года его служебная карье¬ра продолжалась на гражданском поприще. Примечателен тот факт, что в министерский период в 1852 году, Д. Г. Бибиков обратился с призывом к уездным предводителям дворянства «принять меры к ограничению произвола и злоупотреблению помещиков в ссылке крепостных людей в Сибирь». Возможно ранняя смерть одного из сыновей в 1856 году, лета самого Дмитрия Гавриловича (1792—1870), денежные затруднения или все вместе, привели к тому, что Петр Ионович Губонин — в 1858 году московский купец 3-й гильдии, его капитал — не менее 8 тысяч рублей, а вскоре он уже купец 2-й, затем 1-й гильдии! В «1868 году Указом Правительствующего Сената ... возведен с семейством в Потомственное почет¬ное гражданство», становится привилегированным городским обывателем.
«В 1870 году Указом ... Сената пожалован в звание Коммерции Советника». Этот титул присваивался купцам после 20 лет беспорочного пребывания в 1-й гильдии, Петр Губонин получил его досрочно за свои труды и благотворительность. Обладатель этого звания имел право на чин класса и титулование «Ваше Высокоблагородие».
В самом конце 1872 года «Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату - в воздаяние пожертвований Коммерции Советника Петра Губонина с 1870-1872 гг. на устройство и обеспечение в бывшем сем последнем году Политехнической выставки в Москве и во внимание к стремлению его своими трудами и достоянием спдействовать общественной пользе, Всемилостивейше соизволяем на возведение его Губонина в потомственное Российской империи дворянское достоинство». Через 4 года это монаршее повеление «было распространено на сыновей Сергея и Николая», а затем и внука Алексея — «сына Сергея Губонина».
В 1873 году образуется Общество Брянского рельсопрокатного, железо-делательного и механического завода. Его действия были открыты в октябре этого же года с основным капиталом 400 тыс. рублей при основании, при этом — деньги П. И. Губонина, а инженерные мысли и знания В.Ф. Голубева. Завод первоначально выпускал рельсы и рельсовые скрепления из производимого им железа, а с 1877 года — сталь. Позже на заводе стали производить вагоны. На этом заводе были выпущены рельсы для Лозово-Севастопольской железной дороги, «протяженностью 775 верст» с ответвлениями. Необходимость постройки железной дороги в Крым стала явной в ходе Крымской войны, после ее окончания вопрос об этом мно¬гократно решался, составлялись проекты. Но все оставалось на уровне решений. В 1871 году П. И. Губонин получил на условиях концессии право строительства дороги до Севастополя через Перекоп — Симферополь. Дорога была построена в рекордно короткий срок. В Симферополе — сто¬лице Крыма — Губонин построил вокзал.
Уже 3 октября 1874 года Симферопольская Городская Дума приняла решение о выражении благодарения Статскому Советнику Петру Ионовичу Губо¬нину за устройство городского вокзала «единогласно постановила — Предоставить г-ну Губонину звание Почетного гражданина г. Симферополя». В январе 1875 года это решение Симферопольской Думы было утверждено в МВД России. В этом же году дорога дошла до Севастополя. Поскольку часть железной дороги проходит в туннелях, то это был особенно трудный участок. Здесь трудились рабочие, имеющие большой опыт работы на губонинских каменоломнях.
К этому времени Крым был уже хорошо знаком Петру Губонину. Еще до начала строительства железной дороги, «летом 1873 года Статский Советник П. Губонин заключил контракт с хозяйственным управлением при Святейшем Синоде на достройку вчерне храма Св. Владимира в Херсоне Таврическом». Знающих историю храма это, возможно, удивит: ведь еще «23 августа 1861 года Государь Император Александр II с Императрицей Марией Александровной, Великим князем Константином Николаевичем и Великой княжной Марией Александровной заложили первый камень в основание храма». Но из условий контракта узнаем, что начавшаяся постройка дала трещины. Требовалось «разобрать два пилона и два угла в нижней церкви и часть пилонов, выведенных для верхней церкви».
Предполагалагалось после возведения стен покрыть «крышу купола и другие крыши церковного строения листовым, гальваноцинковым железом, с запайкою швов оловом». Закончить все работы планировалось «не позднее 1 августа 1876 года». Все было исполнено в срок по проекту и «18 декабря 1876 года академик архитектуры Гримм, действительный статский советник Бернгард и академик — архитектор Харламов приняли черновую постройку без внутренней отделки».
С 70-х годов XIX века Крым становится для Петра Ионовича Губонина родным. Весной 1881 года он покупает у наследниц И. И. Фундуклея, а 1882 году - у князя Барятинского имения по обоим берегам реки Авунды.
Вот такие превратности судьбы. Бывший крепостной генерал-адъютанта Д. Г. Бибикова купил огромное крымское имение миллионера И. И. Фундуклея. И сразу же вспомнился чеховский Ермолай Лопахин, купивший Вишневый сад: «Я ку¬пил имение, где дед и отец были рабами». Да, имение другое, но сюжет «Вишневого сада». И не здесь ли, в Гурзуфе, через 20 лет он был подслушан А. П. Чеховым у местных жителей и дал до¬полнительную пищу для окончательного варианта пьесы великого писателя и драматурга.
П.И. Губонин в 1882 году уже действительный статский советник — чин 4-го класса с титулованием «Ваше Превосходительство». Кроме гурзуфского имения у него «около 36 тыс. десятин в разных губерниях», недвижимость в столице и Москве.
Первое земельное владение Губонин приобрел в Вологодской губернии Никольского уезда — «лесная дача в 1500 десятин».
Постоянно Петр Ионович с семьей жил в Москве в Замоскворечье. Его дом, № 1, стоит и сейчас на углу Климентовского переулка и Большой Татарской улицы. По фасаду вместе с дворовой террасой протянулся по переулку почти на 130 метров. По мнению известного московского краеведа С. К. Романюка, «в основе старинные палаты, относящиеся ... к XVIII в., хотя возможно они и старше». Интересно то, что в 1753 году эта усадьба принадлежала «лейб-гвардии Семеновского полка сержанту С. И. Бибикову, но к концу XVIII века она перешла в руки генерала Н. Д. Дурново». При нем были сделаны перестройки, тогда дом фасадом выходил на Б. Татарскую улицу. Но уже в 1869 году владелец этого дома — П. И. Губонин. Он сразу же начал переделки, при этом фасад дома обернулся в Климентовский переулок, так как к дому по нему были «пристроены большие объемы». Здесь жила се¬мья Губониных: Ирина Гавриловна, мать Петра Ионовича (умерла в 1874 г.), жена его Марина Севастьяновна, семья старшего сына Сергея и младший сын Николай. Вся семья была прихожанами церкви Святой Параскевы Пятницы, стоящей неподалеку. Это была одна из старейших церквей Замоскворечья, «в летописи она упоминается в известии о пожаре 1501 года».
После покупки дома в Замоскворечье Петр Ионович стал главным благотворителем церкви, а затем, до конца жизни и ктитором — старостой. Здесь его отпевали. Кстати семейное место Губониных было на кладбище Покровского монастыря. «В XIX-XX веках монастырское кладбище являлось усыпальницей московского купечества, богатые вклады делались в монастыре за места на нем». В главном храме монастыря покоится особо почитаемая москвичами Святая Матрона Московская. Из Губониных на монастырском кладбище нашли свой покой «мать Петра Губонина, брат Григорий Ионович и его жена Прасковья Егоровна». Церковь Св. Параскевы не сохранилась, в 1934 году ее сломали, «через десять лет, в 1944 на образовавшемся пустыре выстроили вестибюль станции метро «Новокузнецкая».
В доме по Климентовскому переулку № 1 с 2005 года располагается Московский корпус Московского физико-технического института (Государственный университет). Основные корпус его находятся в городе Долгопрудном. Часть здания в лицевой части занимает Московский институт экрномики, политики и права.
По данным 1870 года, у И. И. Фундуклея было в Гурзуфском имении 83 десятины земли. К этим землям в 1882 году П. И. Губонин прикупил земли имения князя Барятинского, примыкающие к деревне Гурзуф. «В 1900 году его сын С. П. Губонин владел 102 десятинами земли в имениях Гурзуф и Кизильташ», при этом земли Кизильташ «составляли 35 десятин». На земле И. И. Фундуклея был виноградник на 12 десятинах в 150 тыс. кустов виноградных лоз. В первый год после приобретения имения П. И. Губонин начал разработки новых виноградников, к концу его жизни площадь виноградников увеличена более чем втрое. А в запущенном саду князя Барятинского Петр Ионович начал создавать, по примеру существующих за границей, курорт, в котором могли бы отдыхать лица самых различных имущественных положений, нуждающихся для здоровья в пользовании южным теплом, горным воздухом и морскими купаньями. С этой целью были построены несколько гостиниц, отдельные дачи, аптека, приемный врачебный покой, купальни и пр. и расширен парк.
Условия для создания массового курорта были: построена железная дорога. Очень многие курортники, едущие на Южный берег, в те годы добирались туда через Севастополь, потом, водным путем, в Ялту и далее местным гужевым транспортом. Так же отправлялись и в обратный путь. В Севастополе предприимчивые люди использо¬вали это дорожное обстоятельство. Так, владелец маленького домика у Графской пристани (от нее отходили суда в Ялту) О. Г. Кист устроил в нем гостиницу, а его сын Фердинанд Кист значительно ее расширил в 1889 году: из одноэтажной в 11 номеров она стала трехэтажной с 85 номерами. Гостиница причислена к разряду первоклассных. Крым постепенно становился Русской Ривьерой. Особенно в эти годы изменилась Ялта.
А что же в Гурзуфе — имении и деревне?
Новый владелец с 1882 года начал строительство курортных гостиниц. Первая из них была построена за три года (ныне корпус «Ривьера» санатория «Гурзуфский»). Во времена Губониных — отца и старшего сына Сергея Петровича гостиницы названий не имели, они различались по порядковым номерам. В 1900 году в «Проекте Организации Акционерного Общества «Гурзуф» находим полную опись всех построек курорта: их всего 93. Постепенно мы узнаем, как создавался курорт Гурзуф. Итак, «Гостиница № 1 — каменная, крытая железом, 3 1/2 этажа, карниз роскошный деревянный, 39 номеров, кухня, 2 ванные комнаты , открыта в августе 1885 года. Для нас интересен факт благоустройства курорта в первые годы. В 1887 году, с 1 по 4 апреля: в Гостинице № 1 (в быту ее называли «Приморская» из-за самого близкого расположения к морю), жил писатель В. М. Гаршин и оставил в письме к жене ее описание. Несомненно, жизнь в этой «прелестной, немного дорогой и очень комфортабельной гостинице с видом на море, цвета которого ре¬шительно приводили его в недоумение: «то синее, то фиолетовое, то белое, то голубое, то зеле¬ное, оно ни на четверть часа не остается совершенно одинаковым», изумила писателя так же, как и деревня Гурзуф и ее окрестности.
Для Гаршина Гурзуф — это и память об А. С. Пушкине. В это время уже все путеводители по Крыму непременно помещали известия о пребывании в 1820 году Раевских и Пушкина в доме Ришелье. Здесь еще в 1876 году, побывал, живя в Ялте, Н. А. Некрасов. Места, связанные с пребыванием поэта и его героини княгини М. Н. Волконской, были ему близки и дороги. А с 80-х годов «Гурзуф — курорт и А. С. Пушкин в Гурзуфе» стали писательской Меккой.
Для постройки гостиниц П. И. Губонин привлек архитектора Платона Константиновича Теребенева (1841—?), выпускника 1871 года Академии художеств. П. К. Теребенев с 1875 года слу¬жил в Технико-строительном комитете МВД, а с 1881 года — в департаменте земледелия Министерства государственных имуществ. В 1890-х годах он служит в Крыму в удельных имениях, в том числе в Массандре и Ай-Даниле. Работы Теребенева в имении Гурзуф были замечены Министерством уделов и послужили ему хорошей аттестацией. При постройке гостиниц и дач в курорте использовался местный камень — плотный известняк, обязательно устраивались просторные дере¬вянные веранды. «Сочетание сероватого камня в кладке стен и веранд с затейливой деревянной резьбой», использование рельефа имения, дающего возможность разноуровневой этажности, — все это придает постройкам Теребенева живописность, уютность и радует глаза и душу.
Следующей была гостиница № 2 — ныне корпус «Парк». Это самая большая гостиница — «4 этажа, карниз резной тесовый, 51 номер». Особенностью этой гостиницы было то, что на 1—3-й этажи можно было попасть через отдельный вход, не поднимаясь внутри гостиницы по лестнице: эти функции выполнял гористый рельеф. Одновременно продолжалось благоустройство парка, от реки Авунды к гостинице № 2 были устроены пандусы, ведушие к площадке перед гостиницей, от пандусов небольшая лестница, завершающаяся двумя постаментами со львами на верхней площадке. В гурзуфских семьях в семейном альбоме непременно хранится фотография младшего по¬коления — девочек и мальчиков, сидящих на этих львах.
А главным событием здесь стало устройство фонтана. В первоначальных описаниях курорта его называют просто «фонтан у II гостиницы». В описаниях начала XX века его имя «Ночь». Автор же известной нам книги «Гурзуф на Южном берегу Крыма и его лечебные средства» доктор медицины В. А. Щепетов дает такое его описание: «Лучший из фонтанов находится перед большой гостиницей и представляет величественную аллегорическую группу, изображающую собой победу просвещения над мраком и темными силами. Стоящая на глобусе богиня света или просветления возвещает миру свет (зажженный факел) и любовь (два амура); глобус поддерживается титанами, богами тьмы, которые стараются струей воды, выходящей из пасти чудовищ, потушить горящий свет, но вода не достигает до факела. Группа, отлитая по модели берлинского профессора Бергера, приобретена на выставке в Вене».
Так же совсем иное имя было у современного фонтана «Рахиль». В 1880-х его называли «Гречанка». Был «приобретен с Московской выставки, сажень четырех вышины (8,5 м). Он представляет собой высокую колонну, вверху украшенную художественно исполненной женской фигурой, наклонившей кувшин, из которого и струится вода». По описи 1900 года, в парке курорта — пять фонтанов: «Дети», у II гостини¬цы, электрический, «Рахиль», «Нимфа». Электри¬ческим называли самый эффектный фонтан, устроенный в 1889 году по образу фонтана Парижской выставки (ныне на его месте — фонтан «Аполлон», ранее — группа «Олени»). Не сохранились фонта¬ны «Нимфа» и «Дети во время дождя» (мальчик и девочка), по модели скульптора Каменского».
Следующими за дорогими гостиницами № 1 и № 2 были построены три небольшие — № 3, № 4, № 5 на 19, 20 и 12 номеров соответственно.[ Ныне это корпуса «Шаляпинский», «Пушкинский» и «Платан». Эти гостиницы двухэтажные и очень уютные, со всех сторон их окружают резные балконы, которые были в каждом номере.
Причиной постройки таких гостиниц, больше похожих на индивидуальные богатые дачи, было «желание дать доступ в Гурзуф не только состоятельным, но и людям с ограниченными денеж¬ными средствами». Малое количество номеров в даче № 5 объясняется тем, что половину 1-го этажа первоначально занимала контора курорта. Здесь обязательно вносились в Книгу прибывших сведения о приехавших на отдых. Благодаря этому можно восстановить точное время пребывания в курорте его пользователей. Обязательно дата прибытия в курорт отмечалась и в паспорте приехавших.
«В 1889 году в начале сезона была открыта гостиница № 6. Она расположена на правой стороне Гурзуфской речки», это первая гостиница на правом берегу Авунды. Ныне это корпус «Альянс». Как и все предыдущие, эта «гостиница — каменная, крыта железом, 3-этажная, карниз роскошный деревянный, 31 номер, балко¬ны». В начале 90-х годов началось строительство гостиницы № 7 — «4 этажа, частью 5; карниз рос¬кошный деревянный, 17 номеров, пристройка деревянная, балконы». Ныне это корпус «Гагаринский».
Кроме 7 гостиниц к 1900 году в имении — «барский дом (дом герцога Ришелье), ресторан, кухня при нем, механический отдел, пять винных подвалов, три дачи, почтовая контора, аптека, амбулатория, конюшни, контора имения, флигель для служащих, семь оранжерей, дача садовника (на территории санатория «Пушкино»), постройки на ферме» и другие, всего 93.
Из 102 десятин — «под виноградниками более 60 десятин, фруктовым садом — 4 десятины, парком — 25 десятин, выгоном и сенокосом — 2 десятины, речкой, озером, бассейном — 12 десятин, дорогами и дорожками — 6 десятин, строениями — 12 десятин».
О виноградниках имения П. И. Губонина не¬обходимо непременно сказать особо. Ныне почти все эти угодья, более 60 десятин (60,5 га), наследует винсовхоз «Гурзуф». На этих виноградниках произрастали «около 30 винных сортов винограда и 40 сортов десертного», они давали, «в среднем 380 пудов (6,080 кг) с одной десятины, со всех 60 десятин — 10,000 пудов. Из этого количества 18,000 пудов (388,000 кг) идет на виноделие, а остальные 1,000 пудов составляют десертные сорта. Из 45 фунтов винограда получается ведро молодого вина, значит, из 18,000 пудов получается не менее 16 000 ведер вина. Это вино поступает в продажу не ранее, как после двухлетней выдержки в гурзуфских подвалах. ... Десертные сорта винограда продаются на месте по 5 рублей за пуд».
Рядом с винподвалом И. И. Фундуклея, кроме нового винподвала, в районе современной улицы 9 мая (до 1986 г. ул. Совхозная) были построены контора имения, в таком же стиле, как и гостиницы: с резным тесовым карнизом, два дома для служащих в 2 этажа — каменные, а также два одноэтажных дома для рабочих винподвалов. Здесь же была бондарная и другие мастерские. Все эти постройки сохранились, ныне облеплены неинтересными пристройками и потеряли свой очаровательный вид, присущий им не более как 15—20 лет назад.
Вино из винподвалов имения Гурзуф продавалось в столицах: в Петербурге и в Москве. В Москве магазин был в Замоскворечье, но главная торговля — в самом центре Москвы. Губонины арендовали помещение в доме Сушкина на Тверской улице, № 18 поблизости от Камергерского переулка.
В 1891 году П. И. Губонин получил разрешение Столичного градоначальства открыть в Петербурге, в центре города, магазин и погреб для своих, гурзуфских вин — на углу Большой Морской улицы, д. № 18 (ныне на месте этого дома — постройка 1920-х гг.) и Кирпичного переулка, д. № 5. Магазин располагался в 1-м этаже большого доходного дома М. С. Воронина и после кончины П. И. Губонина. А в начале XX века переехал на Невский проспект — угол ул. Надеждинской (ныне Маяковского), д. № 1.
В винподвалах были самые передовые технические приспособления: прессы, винокуренные аппараты, укупорочные машины, холодильники. Как в виноделии, так и в обслуживании курорта, при¬менялись паровые и электрические машины: «паровой котел системы Шухова: паровая машина завода Вистингауза; паровой насос «Виртигтон»; динамомашины Куммера, Шукерта; динамомотор завода Шукерта» и еще множество разных технических новинок. В конторе курорта был установлен телефонный аппарат, затем и в гостини¬цах. В хозяйственной зоне установили ледоделательные машины заводов Шмидта, Кранца и К°.
Также в имении была создана «образцовая ферма, на которой находились до 30 голов дойных коров, 1 бык и до 20 телят, оставленных на племя», и кроме этого «все грузы, отправляемые и получаемые имением, перевозятся на своих ло¬шадях и волах».
Важной проблемой в Крыму было водоснабжение. П. И. Губонин знал, что при И. И. Фундуклее имение страдало от недостатка пресной воды. Сразу же после покупки он занялся устройством водоснабжения будущего курорта. Выше шоссе, в северной части имения, было вырыто озеро, которое местные жители ныне называют Горным. «Весной, при таянии снега в горах, оно переполняется водой и тогда заключает в себе три милли-она ведер ее, в другое же время ... уровень воды в нем поддерживается родниками, как близлежащими, так и бьющими со дна озера». А далее по железным трубам, протяженностью около 20 тысяч метров вода шла по всему имению — к жи¬лым строениям, подвалам и парку. На пути их были устроены три «цементных водоема, где вода освобождается от случайных примесей (после дождя) и других тяжеловесных частиц».
Тогда же были устроены две беседки: одна — на спуске в имение с шоссе, другая — на границе с имением Ай-Даниль. Первая сохранялась очень долго, пока не погибла в огне пожара в 90-е годы XX века. Ныне восстановлена без сохранения первоначального вида и доступа к ней.
В конце 80-х годов Петр Ионович заказал известному доктору медицины В. А. Щепетову книгу о Гурзуфе. Замечательный, не только доктор, но и писатель, интересующийся историей, этнографией, географией, ботаникой исполнил этот заказ на оценку «Превосходно». Ее полное название «Гурзуф на Южном берегу Крыма и его лечебные средства. Сборник исторических, экономических, врачебных ц других сведений, относящихся до данного пункта, составленный Доктором Медицины В. А. Щепетовым». Книга была издана в 1890 году в Одессе. Уже давно она — библиографическая редкость. Здесь мы приводим небольшие выдержки из нее. Эта книга раскрывает нам са¬мую яркую историю Гурзуфа и окрестностей, а о курорте П. И. Губонина никто до сих пор подроб¬нее и лучше не написал. Будем надеяться и ждать ее переиздания.
А пока обратимся к полезным советам доктора Щепетова. Они совсем не устарели и очень своевременны: 1. «Катание в лодке по морю в тихую хорошую погоду составляет приятное и для многих больных (в особенности для легочных) весьма полезное удовольствие, ибо оно дает возможность все время дышать абсолютно чистым воздухом, свободным от всякой пыли».
2. Виноград, по мнению В. А. Щепетова, «несомненно занимает видное место наряду с морскими купаньями, ваннами, климатом. ... Виноградом, пригодным для лечения ..., могут быть не все сорта, а те из них, которые возможно принимать без вреда для желудка. ... Самое лучшее время приема винограда — утром натощак, когда всасывающий аппарат желудка и кишок более восприимчив и когда ... усвоение всех элементов его бывает более совершенное».
3. Морские купания — это, прежде всего то, ради чего курортники едут к Черному морю. На пляже курорта были устроены две купальни. «Результаты, достигаемые морскими купаньями, обусловливаются главным образом температурой морской воды, движением ее (волной) и солями, растворенными в ней». Прохладная вода первоначально раздражает кожные покровы и вызывает озноб. «Если охлаждение от воды не осо¬бенно велико, то сосуды скоро расслабляются и приток крови к ним увеличивается, ... неприятное ощущение холода исчезает и наступает согревание». Купания сопровождаются «значительной мышечной работой, а растворенные в воде соли способствуют более скорому согреванию, чем в пресной воде».
4. «Все приезжие ... должны признать общим правилом: не начинать купаться раньше, чем успеют отдохнуть от путешествия. ... Никогда не следует купаться после еды и, наоборот, тотчас после купанья не следует принимать пищу».
Ограничимся этими советами, хотя название книги доктора Щепетова «Гурзуф и его лечебные средства» говорит за себя, им посвящена более чем половина этой замечательной книги.
Курорт пользовался популярностью у людей с большим и средним достатком. Здесь отдыхали, помимо писателей и поэтов, государственные чиновники, военные высокого ранга, коммерсанты. Самым лучшим сезоном считался период с 1 августа по 10 ноября: стоимость номеров была «от 1 руб. 25 коп. до 5 руб. в сутки, причем разница в ценах обусловлена размером комнат, богатством отделки, балконами и более или менее красивым видом на окрестности». Курорт действовал круглый год, самые доступные цены были в марте-июне. Эта стоимость отдыха оставалась и при последующих владельцах.
Из отдыхающих в курорте Гурзуф в конце 80 — начале 90-х годов XIX века можно назвать Обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева (1891 г.), несколько раз приезжала семья В. Ф. Голубева. Особенное предпочтение курорту оказывали состоятельные петербургские и москов¬ские купцы, любившие хорошо и вкусно поесть. Ресторан в курорте был отменный. «Относительно пищи Гурзуф представляет все удобства и мо¬жет удовлетворить самому изысканному вкусу и людям с большими, средними и даже малыми средствами, так как при ресторане имеются всегда отличные повара французской кухни, белье и посуда безукоризненной чистоты и изящества, а прислуга, преимущественно из татар, вполне вежливая, услужливая и опрятная. Приезжающие в Гурзуф могут иметь в ресторане постоянные завтраки из 2-х блюд за 75 коп., и обеды из 4 блюд за 1 руб. 25 коп., желающие могут требовать кушанья по карте, по ценам вполне умеренным и далеко ниже цен первоклассных ресторанов Пе¬тербурга и Москвы. ... В ресторане имеются вина, особенно крымские, начиная от 75 коп. за бутылку».
Те, кто хотел бы отдыхать в Гурзуфе, но не имел средств оплачивать гостиницу в курорте, мог снять жилье в деревне Гурзуф. Развитие курорта дало начало и курортной деревне Гурзуф. Быт татарских жилищ нам уже знаком из красочного описания княжной Горчаковой в 1880 году деревни Куркулет (ныне Лавровое). Татарские домики в Гурзуфе и их устройство не отличались от куркулетских. А расположение деревни, как и ныне, необыкновенно живописно. К 1890 г. низеньких саклей с плоскими земляными кровлями «насчитывалось 120, а постоянных жителей до 700 душ». Спрос на жилье в деревне вызвал у части гурзуфских татар стремление этот спрос удовлет¬ворить путем постройки меблированных комнат. Конец 80-х годов XIX века — начало курортной деревни Гурзуф.
Доктор Щепетов отмечает, что «санитарное состояние деревни хотя и оставляет еще желать многого, тем не менее, за последние время значительно улучшено, благодаря обязательным санитарным постановлениям, изданным для населения уезда Ялтинским земским собранием 1888 года, и учреждению здесь санитарного попечительства. К сожалению, борьба, направленная к ис¬полнению санитарных мер, подчас затрудняется отсутствием в деревне общественных сумм (фи¬нансов) и скученностью населения».
Через 10 лет, к началу XX века, в деревне уже более 1000 человек. Основное занятие — садоводство, виноградарство, табаководство. В путеводителях появляются совсем новые сведения, которых не было в 70—80-е годы: «Население ...занимается ... сдачей квартир. В татарских саклях, с земляным полом, комнату, кое-как меблированную, можно нанять за 5—7 рублей в месяц. Но есть дома, построенные татарами на европейский лад, с деревянными полами и удовлетворительной обстановкой, отдаваемые за 15—30 рублей в месяц». В этот же период строятся дачи-гостиницы, но об этом рассказ впереди.
Заметим, что в это же время (1909 г.) цены в курорте «колеблются, смотря по времени года, но, в общем, очень дорогие: в виноградный сезон комната небольших размеров стоит 75—100 руб. в месяц; есть, впрочем, одна гостиница с номерами от 23 руб. в месяц. Посуточно номера от 1 руб. 25 коп. (в «дешевой» гостинице) и до 10 руб. в сутки. С апреля по август плата понижается на 40%».
На средства П. И. Губонина в курорте были устроены аптека (открыта в 1888 году) и больница, по сути, изолятор, куда помещали заболевших во время отдыха. Дома, в которых находились аптека и больница, располагались в пределах име¬ния, но впоследствии аптека стала общедоступ¬ной. Так же было и с почтово-телеграфным отделением. На средства П. И. Губонина даже выделялись лошади для доставки почты, а «затем, почтово-телеграфное ведомство, благодаря доходности учреждения, с июля месяца (1889 г.) освободило владельца от обязательства отпускать отделению лошадей для почты, которую теперь перевозили почтосодержатели Айданильской и Биюк-Ламбадской станций». С 1885 года, после открытия первой гостиницы, была устроена в курорте телеграфная станция, которая с фев¬раля 1889 года прини¬мала и отправляла особые телеграммы: с оплаченным ответом и извещением о доставке. Почтовая корреспонденция доставлялась ежедневно: «из Ялты — в 9 час. 50 мин. утра, из Симферополя — в 2 часа 35 мин. пополудни».
Для отдыха и развлечений летом из Одессы приглашали военный оркестр, гастролировали московские артисты. Особым спросом пользовались морские прогулки на лодках и в катерах, а также горные — на местных татарских лошадях. Были и прогулки в окрестностях — предлагалось подняться на развалины Генуэзской крепости и особо на холм Балготур (по О. И. Домбровскому), с которого, как нигде, видна вся панорама нынешнего Гурзуфа — от Аю-Дага до Ай-Даниля. Кто не поднимался на него, тот Гурзуфа не видел.
«В летнее время и осенний сезон в Гурзуфе открывается книжная лавка — отделение книжного магазина г. Москвича в Ялте. Кроме русских и иностранных книг беллетристического характера, в ней имеются также и всевозможные газеты, ежедневно получаемые. Желающие пользоваться книгами Ялтинской библиотеки достают их всегда через местного комиссионера. В будущем же предположено устроить здесь свою библиотеку». Эти пророчества доктора Щепетова сбылись в 1894-1897 годах: рядом с приморской гостиницей было построено специальное здание для библиотеки и культурного центра. Библиотека располагалась в нем более 100 лет. Но увидеть построенное здание библиотеки Петру Ионовичу уже не довелось.
Подходит к концу рассказ об основателе курорта Гурзуф. Но прежде чем мы с ним расстанемся, нельзя не сказать о благотворительной деятельности Петра Ионовича Губонина. Без этого описание его жизни будет совсем не полным. Если мы посмотрим Справочные книги московского купечества 60—90-х годов XIX века, то во все эти времена встретим имя П. И. Губонина. Помимо его принадлежности к разной степени купечества, сведений о занятиях, недвижимости и семье, мы сразу же обратим внимание на такие записи — «Член Благотворительного общества», «Почетный член какого-либо приюта», член «Попечительства о бедных» и т. д. Но начнем все по порядку.
Неподалеку от станции метро «Маяковская» в Москве в Благовещенском переулке, д. № 1, стоит почти совсем разрушенное здание, при подходе к которому со стороны Тверской улицы сразу внимание привлекает церковная алтарная апсида.
Здесь размещалась Комиссаровская техническая школа. Ни к каким комиссарам, в том значении слова, к которому мы привыкли, название это не имеет, оно дано по фамилии мещанина Комиссарова, спасшего императора Александра II при покушении на него в 1866 году Д. Каракозова. Шко¬ла эта (впоследствии — училище) была основана в 1865 году «инженером X. X. Мейном на средства богатого железнодорожного дельца П. И. Губонина». Уже в 1869—1870 годах в Благовещенском переулке архитектором К. В. Гриневским было построено для школы здание. Здесь же в 1871 году была освящена церковь во имя святого Александра Невского. П. И. Губонину «за пожерт¬вование в пользу Комиссаровской технической школы объявлена Высочайшая Государя Императора благодарность».
Впоследствии, в 1870 году, благодеяния Губонина в этой школе Александр II отмечал дважды: «за пожертвование на Учреждение при Комиссаровской технической школе стипендии» и «за пожертвование капитала на две стипендии». Первоначально это была ремесленная школа, а с Новым училищным статусом в ней стали готовить специалистов-механиков. «Училище имело большие заслуги в создании отечественных кадров, его выпускники, «комиссаровцы», были желанными работниками на любых заводах и фабриках России. Поступить туда было довольно трудно — конкурс достигал шести-семи человек на место». С новым статусом учебное заведение получило и новые корпуса: в 1891 году во дворе архитектором М. К. Геппенером были сделаны новые постройки, которые функционируют и ныне, в них располагается Во¬енная академия. К сожалению, ник¬то там нам не смог ответить, для каких целей были эти здания построены и, что располагалось в полуразрушенном здании, выходящем ли¬цевым фасадом в переулок. В мастерских школы на средства П. И. Губонина был построен «вагон с военнопоходным лазаретом, аптекою и лабораториею и передан в дар Обще¬ству Попечения о раненых и больных воинах», за что последовало «29 апреля 1870 года Высочайшее Его Императорского Величества, благоволе¬ние». До конца жизни Петр Ионович был Почетным попечителем учи¬лища, а после его смерти это дело продолжил старший сын — Сергей Петрович. В начале XX века Высочайшим покровителем училища был Великий князь Константин Константинович, а в Попечительский Совет входили Великий князь Сергей Александрович — генерал-губернатор Москвы, министр финансов С. Ю. Витте, В. Ф. Голубев — один из ближайших друзей и соратников П. И. Губонина, и его сыновья В.В. и Л.В. Голубевы, архитекторы Шехтель и Геппенер и другие известные в России и Москве государственные и общественные деятели.
Храм Св. Александра Невского в технической школе не единственный, построенный на средства Губонина. Известная нам церковь Параскевы Пятницы в Замоскворечье была перестроена на средства Петра Ионовича. Его капиталы вложены, в порядке благотворительности, в строительство Храма Христа Спасителя в Москве и в реконструкцию Петропавловского собора в Петербурге.
Но главный «губонинский» храм — церковь во имя Успения Божией Матери — была построена им в любимом Гурзуфе. До постройки этой церкви в Гурзуфе православного храма не было. Была только мусульманская мечеть, выстроенная еще в первой половине XIX века, совсем маленькая.
Церковь в Гурзуфе была устроена на набережной в 1887—1890 годах. Сделать проект для ее строительства Губонин попросил московского архитектора Михаила Николаевича Чичагова (1836—1889). Церковь была одним из его последних проектов. В этот период в Москве работали 4 архитектора — братья Чичаговы. Их отец Н. Н. Чичагов (1803—1858) был назначен архитектором при постройке Большого Кремлевского дворца (проект К. А. Тона), работал в храмовом зодчестве. Братья Чичаговы были известными храмостроителями. Петр Ионович был знаком с ними еще с устройства Поли¬технической выставки, где Михаил Чичагов выстроил отдел Петра Великого в русском стиле. Он был архитектором придворного ведомства в Москве. Брат Дмитрий построил здание Московской Думы (пл. Революции, д. № 3), ныне часть Государственного исторического музея (ГИМ).
Интересно, что проект церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы в Гурзуфе не включен в перечень работ М. Н. Чичагова в известной книге «Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е—1917гг.)», хотя туда включены постройки московских архитекторов в других городах. Возможно потому, что за всеми работами наблюдал и руководил постройкой архитектор П. К. Теребенев, и закончена она была после кончины М. Н. Чичагова. В основании (по плану) церковь имела форму креста. Так строили храмы в греко-византийском стиле. Внутренняя отделка была сделана из разноцветного итальян¬ского мрамора, а белый камень украшала резьба. Алтарные витражные изображения и наружный крест искусно подсвечивались электричеством, а крест служил маяком для мореплавателей. В новую церковь по просьбе П. И. Губонина был пе¬реведен иеромонах Трифон, который в 1887—1890 годах был священником Покровской церкви в Ореанде — имении Великого князя Константина Николаевича, а с 1890 года — священником Ял¬тинской Общины сестер милосердия. При постройке церкви по воле П. И. Губонина под ней «был устроен фамильный склеп для 12 гробов». В 1893—1894 годах, учитывая, что в курорте работали жители деревни Гурзуф, где татарское население составляло большинство, Петр Ионович не¬задолго до смерти выделил большую сумму на строительство в деревне новой каменной мечети, которая стояла на месте пересечения современных улиц Скальной (у д. № 2) и улицы К. Коровина.
Петр Ионович часто бывал в российской столице по коммерческим делам. Это и членство в различных торговых обществах, дела по Волжско-Камскому банку, одним из учредителей которого он был. Главное дело в Петербурге — С.-Петербургская конно-железная дорога и ее Общество. Еще в 1873 году «П. И. Губонин обратился к городскому голове с ходатайством: он готов «для удовлетворения настоятельной потребности преимущественно недостаточного класса столичных жителей ... принять на себя устройство сети конно-железных дорог». В следующем году он объединил усилия со статским советником С. Д. Башмаковым (правнуком А. В. Суворова), был заключен контракт с городской управой, а через 2 года, в 1872 году было образовано Акционерное общество. Это было второе в столице общество конно-железных дорог, благодаря которому Петербург покрыл¬ся сетью рельсовых путей для вагонов, в которые были запряжены лошади. В 1875—1877 годах построены 90 км путей и открыты 25 маршрутов. Но тогда же в 1876 году Общество конно-железных дорог получило денежную ссуду из Государственного банка, сначала на три года. Затем кредит будет продлен, последний срок выплаты его — в 1903 году. Запомним эту дату! В 1887—1888 годах под эту ссуду П. И. Губонин вынужден был дважды «заложить в Государственном банке свое имение Гурзуф на Южном берегу Крыма».
29 сентября 1894 года Петр Ионович вернулся из деловой поездки в столицу, где перенес воспаление легких. 30 сентября, рано утром, послав жене телеграмму в Гурзуф о намерении в этот же день выехать из Москвы, Петр Ионович «уснул немного в кресле — и во время сна паралич сердца положил конец его жизни, полной энергии и кипучей деятельности. Смерть последовала настолько незаметно для окружавших П. И., что они некоторое время не решались прервать его сон, пока не убедились, что он уже скончался». Начался последний путь Петра Ионовича Губонина в любимый им Гурзуф, где еще при жизни он завещал себя похоронить в фамильном склепе гурзуфской Церкви. 3 октября состоялось его отпевание в церкви Св. Параскевы в присутствии командующего войсками Московского округа генерал-адъютанта А. С. Костанди, попечителя Московского учебного округа графа П. А. Капниста, депутаций от различных учебных и благотворительных заведений, представителей железных дорог, кредитных учреж¬дений и именитого московского купечества и, конечно, педагогов и старших воспитанников Комиссаровского технического училища. Пел хор Церкви Св.Параскевы, он же сопровождая П. И. Губонина в Крым.
Тело покойного было помещено в дубовый гроб, затем после панихиды запаян, перевезен на Курский вокзал, а вечером этого же дня траурный вагон отправился в Симферополь. В ночь на 6 октября траурный вагон курьерского поезда прибыл в столицу Крыма. Сопровождали Петра Ионовича его сыновья, а затем был более чем суточный путь в Гурзуф. «В Симферополе на вокзале, построенном Губониным была отслужена лития (краткая панихида), затем заупокойное богослужение в главном соборе Св. Александра Невского провел епископ Таврический и Симферопольский Мартиниан», на отпевании присутствовали городской голова Симферополя и члены городской управы. В 11 часов траурный кортеж направился в имение Гурзуф. «Шествие двигалось весьма медленно, так как вблизи почти каждого имения служились литии и панихиды, о чем про¬сили жители встречных имений». В 12 ночи печальная процессия была в Алуште, а в 7 часов утра — прибыла в Кизильташ (деревня Краснокаменка), в половине 9-го утра процессия достигла дома Петра Ионовича в имении (дом герцога Ришелье).
«Весь путь от Кизильташа до Гурзуфа был усыпан кипарисовыми ветвями, и от дома покойного до церкви (стояла на месте лечебного корпуса санатория «Гурзуфский») и также церковный двор — лавровыми листьями и ветвями». Погребение состоялось на следующий день — 9 октября. Все жители Гурзуфа, отдыхающие курорта присутствовали при погребении. Заупокойное богослужение вели архиепископ Харьковский и Ахтырский Амвросий, который в то время отдыхал в Гурзуфе, отец Михаил Сорокин — священник алуштинской церкви, в сослужении отца Петра Паревского и отца Александра Терновского (из Ялты) и иеромонаха отца Трифона.
В эти траурные дни еще одно событие приковало к Крыму внимание всей России и Европы — ухудшение здоровья императора Александра III. Из Кронштадта в Ливадию приехал отец Иоанн, настоятель Андреевского собора — духовник императора. «Воскресенье 16 октября отец Иоанн провел в Гурзуфе. Божественную литургию служил в местном храме. ... По окончании литургии верующие просили кронштадтского гостя отслужить панихиду по ... Петру Ионовичу Губонину. ... По тому, как глубоко и искренне молились служащие Гурзуфского имения, можно было догадаться, сколько необходимого и полезного сделал этот отошедший ко Господу человек для своего поселка».
Память о П. И. Губонине свято хранили в Гурзуфе и после Октябрьской революции и Гражданской войны, ежегодно в день кончины служили панихиду, и возлагали цветы к месту его упокоения. Но судьба в дальнейшем распорядилась ина¬че: летом «1932 года гурзуфский храм был разобран, был уничтожен и подцерковный склеп».
Есть сведения, что останки Петра Ионовича были перенесены на Гурзуфское православное кладбище. Как утверждают старожилы — сотрудники лечебного корпуса санатория «Гурзуфский», его призрак порой появляется на месте церкви. К сожалению, сегодня в Гурзуфе память о Петре Ионовиче Губонине никак не увековечена.


 

ОТДЫХ В ГУРЗУФЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ГУРЗУФА
Пансионат "Морской Бриз" в Гурзуфе
Отель "Веселый Хотэй" в Гурзуфе
Гостиница "Чайка" в Гурзуфе
Вилла "Балгатура" в Гурзуфе
Гостиница "Thyssen House" в Гурзуфе
Комплекс "Наутилус" в Гурзуфе
Эллинг "Фреш" в Гурзуфе
Отель "Крымские Зори" в Гурзуфе
Гостиница "Марина" в Гурзуфе
Отель "Ямал" в Гурзуфе

ОТДЫХ В ПОСЕЛКЕ НИКИТА

Гостевой дом "Никита" в Никите
Вилла "Сим-Сим" в Никите

ОТДЫХ В ОТРАДНОМ

Пансионат "Прибрежный" в Отрадном
Отель "Аквамарин" в Отрадном
Эллинг "Гала" в Отрадном
Эллинг "Селена" в Отрадном

ОТДЫХ В МАССАНДРЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ МАССАНДРЫ
Пансионат "Массандра" в Массандре
Вилла "Мария и Анастасия"
Вилла "Лилия" в Массандре
Вилла "Медный Всадник" в Массандре

ОТДЫХ В ЯЛТЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ЯЛТЫ
Отель "Красотель Левант" в Ялте
Отель "Шестой элемент" в Ялте
Отель "Марино" в Ялте
Гостиница "Коралл" в Ялте
Гостиница "Карина" в Ялте
Отель "Славянский Альянс" в Ялте
Пансионат "Чайная Горка" в Ялте
Пансионат "Империал" в Ялте
Гостиница "Олимп" в Ялте
Гостиница "Отдых" в Ялте
Дом творчества "Актер" в Ялте
Клуб-отель "Вилла Елена" в Ялте
Отель "Крымский" в Ялте
Гостиница "Ротонда" в Ялте
Отель "Престиж" в Ялте
Отель "Палас" в Ялте
Гостиница "Спарта" в Ялте
Гостиница "Чайка" в Ялте
Гостиница "Анна" в Ялте
Отель "Карина на Красноармейской"
Отель "У Лещинской" в Ялте
Отель "Vasil" в Ялте
Гостевой дом "Константа" в Ялте
Гостиница "Ялта-Интурист" в Ялте
Отель "Яхт-Клуб" в Ялте
Эллинг "Диво" в Ялте
"Вилла Грез" в Ялте
Пансионат "Малахит" в Ялте
Пансионат "Муссон" в Ялте
Мотель "Дарсан" в Ялте
"Дом с башней" в Ялте
Коттедж на ул. Кирова в Ялте
Коттедж на ул. Щербака в Ялте
Гостиница "Владимир" в Ялте
Гостиница "София" в Ялте
"Kirov Holiday Center" в Ялте
Санаторий "Киев" в Ялте
Дом творчества писателей им. Чехова

ОТДЫХ В ЛИВАДИИ

Отель "Морская Легенда" в Ливадии Гостиница "Ливадия" в Ливадии
Гостиница "Леанна" в Ливадии
Вилла "Холидей" в Ливадии

ОТДЫХ В ПОС. КУРПАТЫ

Квартира в Курпатах

ОТДЫХ В МИСХОРЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ МИСХОРА
Парк-отель "Глория" в Мисхоре
Отель "Дача Нарышкиных" в Мисхоре
Гостиница "Магнолия" в Мисхоре
Гостиница "Лилия" в Мисхоре
Коттедж "Уютный" в Мисхоре
Элитный павильон в Мисхоре
Парк-отель "Родос" в Мисхоре
"Вилла Михаила" в Мисхоре
Гостиница "Аллигатор" в Мисхоре
Гостиница "Коктейль" в Мисхоре
СК "Дача Курчатова" в Мисхоре
Дом в Мисхорском парке
Отель "Рубикон" в Мисхоре
Отель "Морской" в Мисхоре
"Дом Давыдовых" в Мисхоре
Вилла "Виктория" в Мисхоре
Гостиница "Ренессанс" в Мисхоре
Отель "1001 ночь" в Мисхоре
Пансионат "Воронцово" в Мисхоре
Пансионат "Ай-Тодор-Юг" в Мисхоре
Парк-Отель в Мисхоре
Гостиница "Днепр" в Мисхоре
Вилла "Княжий Град" в Мисхоре
Апартаменты в Мисхоре

ОТДЫХ В АЛУПКЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ АЛУПКИ
Отель "Серсиаль" в Алупке
Гостиница "Роялта" в Алупке
Гостиница "Кедр-Запад" в Алупке
Гостиница "Форест" в Алупке
Мини-гостиница "Илона" в Алупке
Пансионат "Надежда" в Алупке
Гостевой дом "Юна" в Алупке
Гостиница "Алупка" в Алупке
Гостиница "Магнолия" в Алупке
Усадьба "У графского парка" в Алупке
Гостевой дом "Над хаосом" в Алупке
Отель "Сон у моря" в Алупке
"Испанская Деревня" в Алупке
Пансионат "Сергей" в Алупке
Отель "Serbest" в Алупке
Гостиница "Аквилон" в Алупке
Вилла "Онейро" в Алупке
Гостиница "Зеленый Мыс" в Алупке
Вилла "Нова" в Алупке
Эллинг "Анастасия" в Алупке
Эллинг "Пристань" в Алупке
Комплекс коттеджей "Зеленый Мыс Resort"

ОТДЫХ В СИМЕИЗЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ СИМЕИЗА
Парк отель "Симеиз"
Гостиница "Чайка" в Симеизе
Гостиница "Ассоль" в Симеизе
Гостиница "Семерка" в Симеизе
Гостиница "Эдем" в Симеизе
Гостиница "Атрий" в Симеизе
Вилла "Куршавель" в Симеизе
Гостиница "Лиго Морская" в Симеизе
Розовая вилла в Симеизе
Пансион "Москва" в Симеизе
Гостевой дом "Капри" в Симеизе
Гостевой дом "Су-Мис" в Симеизе
"Вилла Голубой Залив" в Симеизе
Гостиница в аквапарке в Симеизе

ОТДЫХ В ПОНИЗОВКЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ПОНИЗОВКИ База отдыха "Артемида" в Понизовке
Отель "Перлина" в Понизовке

ОТДЫХ В КАСТРОПОЛЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ КАСТРОПОЛЯ
Отель "Леополь" в Кастрополе

ОТДЫХ В ФОРОСЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ФОРОСА
Отель "Шангри-Ла" в Форосе
Отель "Лукоморье" в Форосе
Отель "Гранд Флер" в Форосе
Гостиница "Форос" в Форосе
"Вилла Реоли" в Форосе
Пансион "Мона Лиза" в Форосе
Мини-гостиница "Бенефит" в Форосе
Мини-гостиница "Смотрич" в Форосе
Гостиница "Вилла Форос" в Форосе
Санаторий "Форос" в Форосе

ОТДЫХ В ЛАСПИ

Комплекс "Бухта Мечты" в Ласпи
Комплекс "Бухта Мечты" в Ласпи


© 2008-2018. 1-YALTA.COM


Рейтинг@Mail.ru