ПЕРВЫЙ ЯЛТИНСКИЙ - САЙТ ОБ ОТДЫХЕ В ЯЛТЕ

ПЕРВЫЙ ЯЛТИНСКИЙ
КУРОРТ ЯЛТА
ОТДЫХ И ЛЕЧЕНИЕ В ЯЛТЕ
ГОСТИНИЦЫ ЯЛТЫ
САНАТОРИИ ЯЛТЫ
ЧАСТНЫЙ СЕКТОР ЯЛТЫ
БОЛЬШАЯ ЯЛТА
КЛИМАТ ЯЛТЫ И ЮБК
ПРИРОДА ЯЛТЫ
ИСТОРИЯ ЯЛТЫ
ФОТО БОЛЬШОЙ ЯЛТЫ
МУЗЕИ ЯЛТЫ
НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В ЯЛТЕ
ВИНОДЕЛИЕ В БОЛЬШОЙ ЯЛТЕ
КОНТАКТЫ
САЙТЫ О КРЫМЕ

  Телефон для бронирования отелей +7 978 860 41 73 МТС (Крым)    ICQ: 575819584    е-mail: simeiz_07@mail.ru


ИСТОРИЯ ГУРЗУФА - ГУРЗУФ В 1894-1904 ГОДАХ

Герцог Арман де Ришелье – первый владелец имения в Гурзуфе
Гурзуф в 1894-1904 годах
Курорт Гурзуф в 1900-1915 годах
Деревня Гурзуф в 1900-1915 годах
Курорт Гурзуф и его последний владелец (1916-1917 годы)
Гурзуф в 1917 – 1920-е годы
Поселок Гурзуф в 20-е годы ХХ века – начале ХХI века

Гурзуф в 1894-1904 годах
Следующее десятилетие по кончине П. И. Губонина было временем преобразований в административном управлении курортом. Наследником имения стал старший сын — Сергей Петрович Губонин. Вот что писал он в обращении в Министерство Императорского двора и уделов: «Имение находится в полной исправности. Гурзуф достался мне по смерти отца моего в 1894 году с незначительным долгом (до 300 р.)». Но «на ос¬тальном же наследственном имуществе состояли значительные долги». По завещанию отца стар¬ший брат должен был выплатить младшему брату Николаю его долю наследства наличными деньга¬ми. С. П. Губонин не обладал коммерческой хваткой отца, наследство не было преумножено, а совсем расстроено. Еще П. И. Губонин в 1888 году заложил имение в Государственном банке. К 1894 году, когда успешно действовала конно-железная дорога в столице и виноградарство в Гурзуфе ста¬ло давать отдачу, залог имения не угрожал его по¬терей. Сыну же пришлось заложить в конце века имение в Бессарабско-Таврическом земельном банке в 1 млн. 200 тыс. рублей и петербургскому купцу К. И. Волкову в 700 тыс. руб. по двум закладным. При общей «оценке в 2 млн. 800 тыс. руб.». К 1900 году срок 3-летних закладных истекал. Не имея возможности их оплатить, С. П. Губонин предложил Главному управлению уделов купить имения Гурзуф и Кизильташ за 3 млн. руб., дабы избежать продажи его с публичного торга.
Имение в императорской семье было хорошо известно, а также и в главном Управлении уделов. Ведь рядом — удельное имение Ай-Даниль. «В 1895 году предполагалось пребывание в Гурзуфе Великого князя Георгия Александровича». Тогда в доме герцога Ришелье были сделаны последние переделки дореволюционных времен. Великий князь Георгий Александрович, брат императора Николая II, страдал тяжелой формой туберкулеза и предполагалось его постоянное жительство в Крыму. Но проект этот не осуществился, и Вели¬кий князь скончался в 1899 году в Абхазии.
К 1900 году у С. П. Губонина было много кредиторов и по другим делам. Кредиторы С.П. Губонина образовали в Москве «Администрацию С. П. Губонина» с целью спасения курорта, всего имения и, конечно, своих кредитов. Была опасность, что во время распродажи с торгов имения один из залогодержателей, К. И. Волков, купит его по цене 2-х закладных. В этом случае С. П. Губонин и все кредиторы потеряют свои капиталы. Это и было причиной обращения в Мини¬стерство двора и уделов и предложения о покупке имения. Было обращено внимание на выгодное обстоятельство: то, что у Ай-Даниля и Гурзуфа - общая граница, виноградарство развивалось в обоих имениях. Как один вариантов доходности имения Гурзуф, кроме эксплуатации курорта, виноградников и винподвала, было предложение продать из 102 десятин земли 40 десятин в северной части, над парком. Эти 40 десятин предполага¬лось продать или отдать в аренду небольшими участками под дачи, спрос на которые к концу века очень вырос.
При этом в курорте продолжалось строительство, начатое еще при П. И. Губонине: был построен культурный центр с библиотекой, закончена 7-я гостиница: «4 этажа, частью 5, ... 17 номеров», ныне это корпус, в котором отдыхали все первые космонавты. Кроме этого были построены 6 небольших дач для отдельных больших семей, ныне они частично не сохранились, частично были перестроены в 30-е годы XIX века в дополнительные корпуса военного санатория.
Удельное ведомство, после доклада Министра Императорского Двора и Уделов барона В.Б. Фредерикса императору Николаю II, прошение отклонило.
Следующим шагом по спасению имения было создание в Москве Акционерного общества, учредителями которого стали «Князь Алексей Андреевич Оболенский и Сергей Петрович Губонин. Цель Общества — развитие в приобретенных имениях (Гурзуф и Кизильташ) обширного виноделия и устройство образцового курорта». Была совершена купчая на 3 млн. 200 рублей. В эту сумму входила оценка земли, курорта, имущества движимого и недвижимого. Полная опись прилага¬лась к «Проекту Организации Акционерного Об¬щества «Гурзуф», который был издан в 1900 году.
Благодаря этой описи мы сегодня имеем представление об имениях Губониных и используем их как основной источник описания курорта на рубеже XIX и XX веков.
Общество взяло на себя все долги по имениям: «1,200,000 руб. Бессарабско-Таврическому банк и 800,000 руб. по второй закладной». Как видим, долг К. И. Волкову вырос еще на 100 тыс рублей. «Согласно заключенному учредителями с владельцем второй закладной договору, ему должно быть погашено при совершении купчей крепости 100,000 руб.; по истечении года еще 350,000 руб. и по истечении второго года еще 350,000 руб.» Очень важное, но как будет очень скоро понятно — печальное обстоятельство для судьбы курорта.
Общество выпустило 3 тыс. 200 облигаций по 500 рублей на 100 лет, предполагалось, что они должны были быть оплачены к 1 мая 1901 года. Правительственным рескриптом был утвержден Устав Общества в марте 1901 года, а затем в 1902 году были открыты его действия. Но то ли дух П. И. Губонина не витал над его действиями, то ли еще какие-либо объективные обстоятельства мешали им, но полный финансовый «Отчет Акционерного Общества Гурзуф» был опубликован только за «первый операционный год — 1902—1903».
Все продолжается — действует курорт Гурзуф, по-прежнему продается виноградное гурзуфское вино в столицах: в Москве на Тверской улице, в Петербурге на углу Большой Морской и Кирпичного переулка, а долги не уменьшаются. Начинаются судебные тяжбы между залогодателем по второй закладной и держателями акций. Последние, кстати, продолжали судебные иски до 1917 года.
А тут подоспел 1903 год, в котором заканчивался кредит в 2 млн. рублей по ссуде Государственного банка 1888 года на 15 лет еще Петру Ионовичу. Не имея возможности расплатиться с банком, Сергей Петрович продает родительский дом в Замоскворечье, продолжая еще 2 года жить в нем, как квартиронаниматель. В 1906 году его фамилия, как и брата, который уже живет в Петербурге, исчезает из общего алфавита жителей Москвы справочника «Вся Москва».
Не дремлет и Косьма (Кузьма) Иванович Волков — петербургский 1 гильдии купец, Потомственный Почетный гражданин, держатель торговли шапками, шляпами, овчинными изделиями и рукавицами в Апраксином дворе. Он владелец большого доходного дома тут же в Апраксином переулке, дом сдается в наем поквартирно, что приносит огромные доходы. Сам же живет на набережной реки Фонтанки вблизи Невского проспекта. В 1903 году К. И. Волков скончался. Его наследники и совладельцы мануфактурной торговли под фирмою «К. И. Волков и К°» — А. В. Майоров и К. М. Мамырев — получают основной пакет акций Акционерного общества «Гурзуф», и оно фактически переходит в их руки. Остальные ак¬ционеры — москвичи, петербуржцы и рабочие имения — еще какое-то время, пока курорт и виноделие будут приносить некоторые дивиденды, будут получать их. С 1904 года имение Гурзуф перешло в руки столичных купцов, в течение после¬дующего 10-летия произойдет еще не одна смена владельцев, но мы пока прервемся. Интересные события ждут нас в деревне Гурзуф.
Уже с конца 80-х годов, как мы знаем, часть предприимчивых местных жителей начала строить в деревне дома европейского типа. Кроме этого часть земель местные татары продали под постройку дач. Но самый дачный бум начался с начала XX века, когда часть имений Гурзуф и Кизильташ была продана под дачные участки. К северу от парка образовался целый дачный поселок (район старой части улицы Санаторной). Это были небольшие участки — для дома и маленького парка вокруг. Появилось на этих землях и несколько больших дач-имений с виноградниками: графов Стенбок-Ферморов, Ле-Дантю и самое большое - имение Бекетовых.
В деревне первые дачи начали строить вблизи Генуэзской крепости. Часть из них сохранилась, и некоторые названия сегодня повторяются в новых жилых комплексах. Владельцев дач в деревне в 1901 году нам называет А. Я. Безчинский в своем «Путеводителе по Крыму» — это дачи «Ляненко, Бекеева, Фролова-Багреева, князя Кавсасидзева». Сегодня трудно установить точное их расположение, но известная фотография «Дача Кавсасидзевой» нам дает точный ответ: с восточной стороны Гурзуфской скалы на территории ла¬геря «Кипарисный» (дача 1-го отряда). Некото¬рые сведения о владельцах дач приводят местные газеты конца XIX века. Так, в газете «Ялта» 1 января 1894 года читаем объявление: «Дача в самом Гурзуфе, отдается в наем и продается. ...Спросить в Ялте и на даче в Гурзуфе, у владельца А. К. Горащенко». Это объявление повторяется в течение всего года. Дачу Гора¬щенко можно отнести к одной из первых в Гурзуфе.
В этой же газете за 23 января 1894 года читаем еще объявление: «Зуболечебный кабинет Алексея Кондратьевича Горащенко, практиковавшего в Москве 10 лет, в Ялте в доме наследников Латри, на Морской улице, вход со двора налево. Прием больных в кабинете от 12 до 5 часов дня, по праздникам в Гурзуфе в собственной даче». Далее идет перечень стоматологических услуг.
Можно предположить, что покупка дачи в Гурзуфе была сделана еще по совету П. И. Губонина. В 1901 году А. А. Безчинский не указывает этого дачевладельца, а вот он же в 1908 году в другом издании «Путеводителя» пишет об уже указанных ранее владельцах дач и «на даче Горащенко, расположенной выше парка, комнаты от 30 руб., отпускается и стол». И тут же очень важное — «Приезжие, живущие в деревне, пользуются беспрепятственным доступом в парк». Дача Горащенко в Новом Гурзуфе - так стали называть дачный поселок над парком. Возможно, это вторая его дача. А вот в 1911 году Г. Москвич, сообщая о дачах на земле, купленной у татар, пишет о ней, как о «бывшей Горащенко». Вполне возможно, что это первая дача, стоящая по современному адресу улица Ленинградская, д. № 27. В этом же году читаем в Путеводителе: «Комнату в обыкновенной татарской избе (сакле), прими¬тивно омеблированную, можно нанять очень дешево от 10—15 рублей в месяц, не рассчитывая, конечно, на какие бы то ни было удобства. ... В домах, рассчитанных специально на приезжих, более или менее порядочную комнату можно иметь от 25 руб. в месяц. Но еще удобнее селиться на дачах, построенных на участках, приобре¬тенных у татар. Таковы: Башурова, Голубева, Бобровой, Горащенко, Соловьевой, кн. Кавсасидзевой, Ляненко, Узбекова, «Буюрнус», и др.». Дача Соловьевой находилась чуть ниже дачи А. П. Чехова, тут же рядом и чуть выше — дача художника Выезжева (ул. Чехова, д. 18). В этот период были построены дачи на улице Афанасия Никитина (прежде Садовой), д. № 9; на том месте, где ныне церковь Успения Богородицы; дача на улице Ф.И. Шаляпина (Пролетарской), д. № 7. Ее до сих пор называют Пановой дачей, ее владелец тверичанин Панов скончался в Гурзу¬фе в 1912 году. Свое имение в 3,5 десятины, около 3,8 га, он оставил Тверскому земству. В ней были 20 комнат, сдаваемых в наем.
На бывшей Школьной улице (ныне часть Ленинградской, до пятачка) были построены две прелестные дачки, одну еще недавно местные жители называли Розовая дача (у входа в клуб санатория), теперь поче¬му-то она называется «Урочище Куропатка» (ул. Ленинградская, д. № 12), которая потеряла свой первоначальный вид из-за всевозможных пристроек и переделок. Известны владелец, а потом и владелица дачи у рынка (бывший летний кинотеатр «Старт») Ле¬нинградская улица, дом № 16. — это «статский советник, потомственный дворянин Флор Кириллович Меленевский. Он скончался в Гурзуфе 3 декабря 1906 года». Могила его где-то затерялась на Гурзуфском кладбище, а его вдова владела дачей еще более 10 лет.
Газета «Крымские курорты» за 1913 год в рубрике «По курортам» — «Гурзуф» — нам описывает дачу, видимо стоявшую совсем на берегу. Там и ныне сохранился фундамент: «В прошлом году на берегу моря на даче П. Я. Калмыкова был недурной ресторан (и недорогой) на затейливом поплавке с музыкой. Люди среднего достатка могли там вкусно и недорого поесть, не надо было для этого идти в парк. При даче были ванные. Дача с балконами стоит теперь пустая, наводя грустные размышления о русской непредприимчивости. В самом курорте Гурзуф все монопольное. Туристу приятно обойти его, посмотреть, полюбоваться, но жить там, имея небольшие средства — дорого. Жаль поэтому, что такое здание, как эта дача, не использовано дачевладельцем в этом году, а это единственная частная дача на самом берегу моря». Вот как! И 100 лет назад были дачно-курортные кризисы. А возможно и то, что рядом появился конкурент. В этой же газете 19 июня 1913 года помещено объявление: «Гурзуф. Вновь выстроенная Вилла «Salambo» Академика К. А. Коровина. Сдаются комнаты комфортабельные на берегу моря, при вилле пансион». В своих Мемуарах Константин Алексеевич Коровин (23. 11. 1861 - 11.9.1939) несколько раз обращался к пе¬риоду своей жизни, который провел в Гурзуфе, хотя, по его же словам, природа средней полосы России была ему милее. Здоровье вынуждало Ко¬ровина приезжать в Крым на лечение, а в 1910 году он купил участок земли со старой саклей, совершенно все перестроил. Мы видим его дачу и сейчас: это та часть Дома творчества художников, на которой висит мемориальная доска, сообщающая нам о доме и его владельце.
Воспоминания Коровина при описаниии деревни Гурзуф интересны необычайно. Но начнем с виллы: «В Крыму, в Гурзуфе, у моря я построил себе дом в четырнадцать комнат. Дом был хороший. Когда вы просыпались, то видели розы с балкона и синее море». Сколько вариантов этой прелестной картины сделано Коровиным! Они есть во всех ведущих музеях мира. Это одна из визитных карточек Гурзуфа — ее бухта у восточного мыска и розы, розы, розы. Из воспоминаний мы узнаем фамилию околоточного Романова, прослужившего, кстати, в этом качестве в Гурзуфе более 20 лет, а местом его службы был современный «пятачок». Здесь во все времена происходили самые важные события в деревне Гурзуф. Читаем у К. Коровина: «Позади моей дачи в Гурзуфе был базар — небольшая площадь и двухэтажные дома с вывесками, трактиры и кофейни. Тут Романов каждый вечер царил, не стесняясь. В Ливадии — он, — говорил Романов. — А тут я. Порядок нужен. Вечером на базаре разыгрывались бои. Романов таскал из трактиров пьяных за шиворот в «кордегардию». Так называл околоточный Романов арестантскую, а еще «клоповником». Как-то удавалось ему расправляться с буйными жителями Гурзуфа, хотя «он был небольшого роста, опухший, голос хриплый, лицо круглое с серыми глазами, как оловянные пуговицы, ... лицо сердитое и пьян с утра». В своих Воспоминаниях К. А. Коровин пишет о прекрасном куске земли у са¬мого моря, но «он редко бывал в Гурзуфе». Из них же мы узнаем, что часть бурного революци-онного 1917 года он провел здесь — «во времена Керенского я был в Гурзуфе».
В первый год после постройки дачи у К. А. Коровина было много гостей: писатели, художники, композиторы. Особенно любил бывать гостях на даче «Salambo» Ф. И. Шаляпин. Дружеские отношения связывали Константина Алексеевича с композито¬рами Ю. С. Сахновским и К. К. Варгиным и художником М. П. Клодтом. Даты жизни Варгина дают нам возможность установить описание интересного события, произошедшего на даче Ко¬ровина.
Константин Константинович Варгин (1876—1912 гг.) умер совсем молодым. В некрологе о нем Ю. С. Сахновский писал, что Варгин «обладал несомненно талантом, владел прекрасной техникой композиции, особенно духовной хоровой музыки». Скончался он в 1912 году в начале декабря. Это печальное событие дает нам право датировать описанное событие в Воспоминаниях К. А. Коровина осенью 1911 или весной 1912, так как, скорее всего, это происходило во время пре¬бывания в Ливадии императорской семьи.
«Как-то утром я писал на балконе розы и море с натуры. На лестнице, которая шла от дома к морю, стоял околоточный Романов, в новом мундире, и, вытянувшись, держал руку у фуражки, отдавая честь. «Что такое с ним? — думаю. Я опять обернулся: Романов снова вытянулся и отдал честь. — Что такое?» Я ушел с балкона в комнату и говорю своим приятелям, Клодту и Сахновскому: — Что-то с Романовым случилось. ... Все мои приятели (кроме Клодта и Сахновского, в Гурзуфе был и К. К. Варгин) пошли посмотреть. Околоточный стоял навытяжку и отдавал честь, выпучив глаза. ... После завтрака ... к нашему недоуме¬нию, в дверях показался невысокого роста господин в котелке — седенький, невзрачный незнакомец. ... — Здравствуйте, дорогой Констан¬тин Алексеевич, сказал вошедший ласково. - Я от Владимира Аркадьевича (Теляковского) при¬каз получил: к вам поехать на поклон. Я музы¬кант. ... Танеев — брат у меня, тоже музыкант. - Согрешил я, Константин Алексеевич, — оперу написал. ... Вот тут у меня она. ... Я ведь сосед ваш в Ливадии, недалеко. ... Мои приятели посмотрели на стоявших за Танеевым людей в мундирах — Хвостовича (уездный исправник, состоящий при МВД действительный статский советник М. М. Гвоздевич; так называл его Романов, а за ним и К. Коровин), Романова и еще каких-то с раскрытыми ртами и рассмеялись. ... Танеев был рад познакомиться с музыкантами — Сахновским, Варгиным, Куровым. ... Когда Танеев уехал, Варгин объяснил мне, что этот Танеев — брат композитора Танеева, тоже композитор. Но также и личный секретарь государя. Тут я понял, почему вся эта церемония. Романов после этого уже не приходил ко мне и бегал от меня».
К. А. Коровин с 1900 года начал работать для императорских театров художником-оформителем, вскоре был назначен главным художником Большого театра в Москве. За 20 лет оформил более 100 оперных и балетных спектаклей, самые известные — «Конек-Горбунок», «Аленький цветочек», «Сказание о невидимом граде Китеже», «Дон Кихот». В эти же годы вместе с В. А. Серовым преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. С 1905 года — Академик Живописи. «В 1910 году в Большом театре в бенефис балетмейстера А. А. Горского был поставлен балет А. Ф. Арендса «Саламбо» по одноименному роману Гюстава Флобера. Вдохновенная работа на декорациями и костюмами к этому балету так захватила художника и имела для него настолько важное значение, что и свою гурзуфскую дачу-мастерскую он назвал так же — «Саламбо».
В годы Гражданской войны К. А. Коровин «преподавал в Государственных Свободных художе ственных мастерских, в 1921—1922 годах прошли его персональные выставки в Москве, устроенные Главполитпросветом». Но в 1922 году К. А. Коровин покидает СССР. Вся его дальнейшая жизнь прошла во Франции, в Париже. В эмиграции он продолжает заниматься живописью: пишет портреты, натюрморты, пейзажи, им написана серия «Огни Парижа». По-прежнему Коровин продолжает оформлять спектакли во многих театрах Европы и для театральных трупп: «балет «Дон Кихот » (для гастролей труппы А. Павловой в Лондоне); оперы «Севильский цирюльник» (для гастролей Ф. Шаляпина в США); «Снегурочка» и «Князь Игорь» (для «Русской оперы» М. Кузне-цовой в Париже)». В эти же эмигрантские годы написаны им мемуарные очерки и рассказы. Они были в 20—30-х годах опубликованы в газете «Воз¬рождение», одним из финансовых держателей которой был русский эмигрант Н. X. Денисов. В 1929 году были опубликованы его мемуары «Из моих встреч с А. П. Чеховым» и в 1939 году — «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь».
Скончался Константин Алексеевич «11 сентября 1939 года в Париже, умер в забвении в одной из парижских богаделен. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем рядом с супругой — А. Коровиной и сыном А. Коровиным». Ныне за семейной могилой ухаживают потомки русских эмигрантов, живущие в Париже.
В 2009 году исполнилось 70 лет со дня кончины К. А. Коровина. С 1986 года одна из улиц в поселке носит его имя. У входа в дачу Коровина в коровинских креслах лад¬но восседают друзья: Константин Коровин и Федор Шаляпин, исполненные в 2004 году по модели скульпторов В. Левченко и аспиранта Киевской Академии художеств К. Синицкого.
В продолжение 45 лет, с 1947 года, в даче К. А. Коровина работал, и очень успешно, Дом творчетва художников. Ежегодно 2 раза в году — в начале мая и ноября - в Гурзуфской даче проходили отчетные выставки художников. Это всегда было событием для гурзуфцев. Позже выставки переместились в помещение нынешнего художественного салона. Теперь в нем — картины для продажи. Но по-прежнему Гурзуф любим художниками. Пусть их теперь немного встретишь на гурзуфских улочках, но купить маленькие акварель¬ные этюды или большие полотна, грустные и радостные, с видами Гурзуфа и окрестностей, всегда есть возможность.
В 1961 г., в год 100-летия со дня рождения, на наружной стене дачи К. А. Коровина была установлена мемориальная доска, сообщавшая всем, интересующимся прошлым Гурзуфа, о том, что здесь жил и работал в 1912—1917 годах К. А. Коровин. Рядом сегодня можно было бы установить мемориальный знак с длинным списком фамилий художников разных стран, творивших на даче-мастерской русского импрессиониста Константина Коровина.
Тут же, на углу дачи, сегодня мы видим указатель: «улица А. П. Чехова» и знак, информирующий о том, что там, впереди — Дача-музей великого писателя. Впервые А. П. Чехов решает посетить Гурзуф в 1894 году, еще при жизни П. И. Губонина, и пожить в какой-либо из его гостиниц в курорте Гурзуф. Но в Гурзуф Чехов тогда так и не доехал, а прожил, с «5 марта по 3 апреля, в 39-м номере гостиницы «Россия» в Ялте». Но, когда в 1897 году врачи поставили Чехову диагноз — туберкулез легких, вопрос о Крыме был решен. В 1898 году Антон Павлович приезжает в Ялту, покупает в деревне Аутка землю, на которой архитектор Л. Н. Шаповалов построил дом. В этом доме, оригинальной постройки, с элементами модного в то время стиля модерн, поселяется «9 сентября 1899 года А. П. Чехов вместе с матерью Е. Я. Чеховой и сестрой М. П. Чеховой».
В начале 1900 года Чехов наконец-то увидел Гурзуф, теперь уже не с палубы корабля, как это было впервые летом 1888 года. Крошечная деревня так понравилась Чехову, что он купил здесь маленькую дачку, да еще со своей бухточкой под Гурзуфской скалой (в начале XX века говорили Пушкинской). Место, выбранное для дачи, привлекало не только красотой, здесь было очень уютно и уединенно. Тут в августе 1900 года, Антон Павлович начинает писать для Московского художественного театра (МХТ) пьесу «Три сестры». Задуманное уединение, правда, не получилось: сюда приезжали и родные, и близкие друзья. В очерке «О Чехове» И. А. Бунин, побывавший в Гурзуфе еще в 1896 году и во время медового месяца в 1898 году, описывает поездки в Гурзуф с Чеховыми. Зимой 1900—1901 годов — с М.П.Че¬ховой: «Ездили мы с Марией Павловной ... в Гурзуф». В апреле 1901 года Бунин побывал в Гурзу¬фе вместе с Антоном Павловичем. Это было нака¬нуне венчания Чехова и актрисы МХТ Ольги Леонардовны Книппер. Ольга Леонардовна еще летом 1900 года посетила Гурзуф, и он восхитил ее.
В письме-завещании, составленном вскоре, А. П. Чехов гурзуфскую дачу оставил Ольге Леонардовне. Она владела ею до продажи в 1958 году художнику В. В. Мешкову.
За 4 года, пока А. П. Чехов был хозяином дачи в Гурзуфе, у него составился здесь свой круг: учитель Н. А. Винокуров-Чигарин, познакомился Ан¬тон Павлович с хозяйкой курорта «Суук-Су» - О. М. Соловьевой. В 1903 году в гостях у Чехова на даче был поэт А. А. Плещеев.
Покупка Чеховым дачи в Гурзуфе сделала эту маленькую уютную деревушку очень популярной. Теперь уже два великих россиянина — Пушкин и Чехов осеняли Гурзуф. И. А. Бунин тоже не забы¬вал его. Последний его приезд в Гурзуф был «во второй половине августа (1912 г.), где он пробыл до начала сентября. Поездка была непродолжительной, писатель приехал отдохнуть, набраться сил». А весной 1904 года, незадолго до кончины, Антон Павлович протежировал Гурзуф Коровину, который через 6 лет осуществил задуманное: по совету Чехова, купил место для своей дачи-мастерской, из окон которой ему хорошо была видна дача Чехова, теперь уже О. Л. Книппер-Чеховой. После кончины А. П. Чехова братья и сестра его приезжали в Гурзуф, гостили по несколь¬ку дней. «В годы Гражданской войны на даче жили актеры МХТ, ... «в поселке жили с 6 сентября по 17 октября» 1919 года, «оттуда ездили в Севастополь и Ялту, где давали концерты и играли «Дядю Ваню». ... В основном труппа жила на даче Ольги Леонардовны и на соседней».
В предвоенные и послевоенные годы Ольга Леонардовна приезжала в Гурзуф, здесь же отдыхали ее друзья и актеры МХАТа. С 1958 по 1963 год владельцем дачи был художник Мешков, а после кончины его дочь продала дачу Художественному фонду СССР. Так две дачи А. П. Чехова и К. А. Коровина — стали единым Домом творчества художников.
В середине 80-х годов XX века начался новый период в истории дачи: в прессе и на телевидении (это период гласности) был поднят вопрос о создании в Гурзуфской даче музея. Много для этого было сделано главным режиссером МХАТа народным артистом СССР Олегом Ефремовым. Началась реконструкция дачи: с целью возвращения ей первоначального вида, а в 1995 году здесь был открыт музей. В 2010 году, в год 150-летия со дня рождения великого русского писателя, музею исполнилось 15 лет. Посетив музей, все экскурсанты могут искупаться в гурзуфской бухточке, на «Чеховке», где до начала 60-х годов XX века гурзуфцы без всяких условий и ограничений, непременно 1 мая открывали купальный сезон, а самые отчаянные прыгали с любой скалы или выступа Генуэзской скалы-крепости с мастерством не ниже профессионального.
В первые десятилетия XX века Гурзуф притягивает писателей и поэтов — М. Цветаева, А. Куприн, В. Маяковский, Л. Украинка, М. Горький, С. Скиталец (Петров). Кто-то живет у К. А. Коровина: «Шаляпин приезжал ко мне в Крым (1914 год). И не один. С ним были: Скиталец и Горький и еще кто-то. Я пригласил специального повара». У Коровина гостил и И.А. Бунин. В 1907 году на даче Максимовича жил Александр Ивано¬вич Куприн, так как въезд в Балаклаву, где у него был маленький домик, был ему запрещен после публикации о крейсере «Очаков» и лейтенанте П. Шмидте.
В 1911 году в соседней с Чеховской даче поселится Марина Цветаева. Она жила на даче О. М. Соловьевой в Гурзуфе. «Наша дача над самым морем, к которому ведет бесчисленное множество лестниц без перил и почти без ступеней», — пишет она в письме к Волошину в апреле 1911 года». Марину Цветаеву в Гурзуфе, прежде всего, влечет Пушкин, он для нее эталон. Отдых в Гурзуфе породил в 1913-м и другие годы стихи — «Встреча с Пушкиным», «Счастье или грусть», «Психея».
И после революционных лет Гурзуф будет оставаться писательской и поэтической Меккой. Особенно в последние 30-летие, когда стали проводиться в Гурзуфе Пушкинские праздники. Видимо уже назрела необходимость в Чеховских днях: зимних и летних, и кто-то должен стать инициатором.


 

ОТДЫХ В ГУРЗУФЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ГУРЗУФА
Пансионат "Морской Бриз" в Гурзуфе
Отель "Веселый Хотэй" в Гурзуфе
Гостиница "Чайка" в Гурзуфе
Вилла "Балгатура" в Гурзуфе
Гостиница "Thyssen House" в Гурзуфе
Комплекс "Наутилус" в Гурзуфе
Эллинг "Фреш" в Гурзуфе
Отель "Крымские Зори" в Гурзуфе
Гостиница "Марина" в Гурзуфе
Отель "Ямал" в Гурзуфе

ОТДЫХ В ПОСЕЛКЕ НИКИТА

Гостевой дом "Никита" в Никите
Вилла "Сим-Сим" в Никите

ОТДЫХ В ОТРАДНОМ

Пансионат "Прибрежный" в Отрадном
Отель "Аквамарин" в Отрадном
Эллинг "Гала" в Отрадном
Эллинг "Селена" в Отрадном

ОТДЫХ В МАССАНДРЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ МАССАНДРЫ
Пансионат "Массандра" в Массандре
Вилла "Мария и Анастасия"
Вилла "Лилия" в Массандре
Вилла "Медный Всадник" в Массандре

ОТДЫХ В ЯЛТЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ЯЛТЫ
Отель "Красотель Левант" в Ялте
Отель "Шестой элемент" в Ялте
Отель "Марино" в Ялте
Гостиница "Коралл" в Ялте
Гостиница "Карина" в Ялте
Отель "Славянский Альянс" в Ялте
Пансионат "Чайная Горка" в Ялте
Пансионат "Империал" в Ялте
Гостиница "Олимп" в Ялте
Гостиница "Отдых" в Ялте
Дом творчества "Актер" в Ялте
Клуб-отель "Вилла Елена" в Ялте
Отель "Крымский" в Ялте
Гостиница "Ротонда" в Ялте
Отель "Престиж" в Ялте
Отель "Палас" в Ялте
Гостиница "Спарта" в Ялте
Гостиница "Чайка" в Ялте
Гостиница "Анна" в Ялте
Отель "Карина на Красноармейской"
Отель "У Лещинской" в Ялте
Отель "Vasil" в Ялте
Гостевой дом "Константа" в Ялте
Гостиница "Ялта-Интурист" в Ялте
Отель "Яхт-Клуб" в Ялте
Эллинг "Диво" в Ялте
"Вилла Грез" в Ялте
Пансионат "Малахит" в Ялте
Пансионат "Муссон" в Ялте
Мотель "Дарсан" в Ялте
"Дом с башней" в Ялте
Коттедж на ул. Кирова в Ялте
Коттедж на ул. Щербака в Ялте
Гостиница "Владимир" в Ялте
Гостиница "София" в Ялте
"Kirov Holiday Center" в Ялте
Санаторий "Киев" в Ялте
Дом творчества писателей им. Чехова

ОТДЫХ В ЛИВАДИИ

Отель "Морская Легенда" в Ливадии Гостиница "Ливадия" в Ливадии
Гостиница "Леанна" в Ливадии
Вилла "Холидей" в Ливадии

ОТДЫХ В ПОС. КУРПАТЫ

Квартира в Курпатах

ОТДЫХ В МИСХОРЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ МИСХОРА
Парк-отель "Глория" в Мисхоре
Отель "Дача Нарышкиных" в Мисхоре
Гостиница "Магнолия" в Мисхоре
Гостиница "Лилия" в Мисхоре
Коттедж "Уютный" в Мисхоре
Элитный павильон в Мисхоре
Парк-отель "Родос" в Мисхоре
"Вилла Михаила" в Мисхоре
Гостиница "Аллигатор" в Мисхоре
Гостиница "Коктейль" в Мисхоре
СК "Дача Курчатова" в Мисхоре
Дом в Мисхорском парке
Отель "Рубикон" в Мисхоре
Отель "Морской" в Мисхоре
"Дом Давыдовых" в Мисхоре
Вилла "Виктория" в Мисхоре
Гостиница "Ренессанс" в Мисхоре
Отель "1001 ночь" в Мисхоре
Пансионат "Воронцово" в Мисхоре
Пансионат "Ай-Тодор-Юг" в Мисхоре
Парк-Отель в Мисхоре
Гостиница "Днепр" в Мисхоре
Вилла "Княжий Град" в Мисхоре
Апартаменты в Мисхоре

ОТДЫХ В АЛУПКЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ АЛУПКИ
Отель "Серсиаль" в Алупке
Гостиница "Роялта" в Алупке
Гостиница "Кедр-Запад" в Алупке
Гостиница "Форест" в Алупке
Мини-гостиница "Илона" в Алупке
Пансионат "Надежда" в Алупке
Гостевой дом "Юна" в Алупке
Гостиница "Алупка" в Алупке
Гостиница "Магнолия" в Алупке
Усадьба "У графского парка" в Алупке
Гостевой дом "Над хаосом" в Алупке
Отель "Сон у моря" в Алупке
"Испанская Деревня" в Алупке
Пансионат "Сергей" в Алупке
Отель "Serbest" в Алупке
Гостиница "Аквилон" в Алупке
Вилла "Онейро" в Алупке
Гостиница "Зеленый Мыс" в Алупке
Вилла "Нова" в Алупке
Эллинг "Анастасия" в Алупке
Эллинг "Пристань" в Алупке
Комплекс коттеджей "Зеленый Мыс Resort"

ОТДЫХ В СИМЕИЗЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ СИМЕИЗА
Парк отель "Симеиз"
Гостиница "Чайка" в Симеизе
Гостиница "Ассоль" в Симеизе
Гостиница "Семерка" в Симеизе
Гостиница "Эдем" в Симеизе
Вилла "Куршавель" в Симеизе
Гостиница "Лиго Морская" в Симеизе
Розовая вилла в Симеизе
Пансион "Москва" в Симеизе
Гостевой дом "Капри" в Симеизе
Гостевой дом "Су-Мис" в Симеизе
"Вилла Голубой Залив" в Симеизе
Гостиница в аквапарке в Симеизе

ОТДЫХ В ПОНИЗОВКЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ПОНИЗОВКИ База отдыха "Артемида" в Понизовке
Отель "Перлина" в Понизовке

ОТДЫХ В КАСТРОПОЛЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ КАСТРОПОЛЯ
Отель "Леополь" в Кастрополе

ОТДЫХ В ФОРОСЕ

ГОСТИНИЦЫ И ОТЕЛИ ФОРОСА
Отель "Шангри-Ла" в Форосе
Отель "Лукоморье" в Форосе
Отель "Гранд Флер" в Форосе
Гостиница "Форос" в Форосе
"Вилла Реоли" в Форосе
Пансион "Мона Лиза" в Форосе
Мини-гостиница "Бенефит" в Форосе
Мини-гостиница "Смотрич" в Форосе
Гостиница "Вилла Форос" в Форосе
Санаторий "Форос" в Форосе

ОТДЫХ В ЛАСПИ

Комплекс "Бухта Мечты" в Ласпи
Комплекс "Бухта Мечты" в Ласпи


© 2008-2022. 1-YALTA.COM


Рейтинг@Mail.ru